Знойный север (Австралия)

Как сложно, как просто

Поездкой в Австралию, по следам Данди по прозвищу Крокодил, мы с моей подругой Таней (подданной незалежной Украины) грезили с детства. Поэтому, когда нам прислал приглашение наш интернет - знакомый Крис, проработавший год в России, мы не раздумывали. Виза досталась без труда - кроме приглашения от Криса я взял в издательстве, где вышли мои книги о путешествиях, справку, что я великий русский писатель. В документе было написано, что со мной едут двое сопровождающих меня секретарей - моя подруга Таня и друг Олег.

В подтверждение моего писательского статуса я притащил в посольство книги собственного сочинения.

Однако к нашему немалому возмущению визу выдали всего на месяц - в анкете мы ясно писали про два месяца. Я недвусмысленно дал понять, что посещать такую отдаленную местность, как Австралия, каждый год я не намерен - и прямо при нас за пять минут старую визу аннулировали и выдали новую!

Мы нашли сравнительно недорогой перелет южно-китайскими авиалиниями (42 000 рублей) и через Шанхай первого декабря вылетели в Мельбурн.

Тихий Мельбурн

В Мельбурне несколько дней мы погостили у Криса. Несмотря на внушительные размеры, его дом напоминает не виллу, а кирпичный сарай со стенами толщиной в полкирпича. Нам отвели гостевую половину с собственными спальнями (матрасы на полу), ванной - прачечной, двумя туалетами и кухней (с электроплитой, чайником и мойкой). Рядом с кухней в нашей гостиной помещался камин, но топить его было нечем. Холод, несмотря на середину лета, стоял зверский. По ночам мы согревались в спальниках. Дом не отапливался никак и ничем, как это у англичан принято. Поэтому нас не сильно порадовало даже наличие бассейна на заднем дворе. Зато очень понравилось стадо диких коз. Крис объяснил, что использует их вместо того, чтобы косить газоны газонокосилкой.

Мельбурн
Ранчо было довольно обширно - десять гектаров, но там ничего не росло, разве что акации, кроме них площадку «украшали» какие-то старые контейнеры и механизмы, десяток сломанных машин и катер. Кто и когда притащил все это, а главное - зачем, Крис давно забыл. Как и многие австралийцы, он не имеет постоянной работы, живет на пособие, положенное семьям с тремя детьми. Но иногда он все же подрабатывает - временно: когда на каком-нибудь металлургическом заводе монтируют новую линию, его нанимают в качестве инженера - наладчика. Во время нашего австралийского вояжа Крис как раз подрабатывал, причем в ста километрах от дома, и заниматься нами ему было некогда. До магазина надо было идти пешком километров десять по довольно-таки запутанной сельской местности, поэтому первые дни мы питались привезенными из Москвы протеинами, которые всегда берем с собой на случай, если наш самолет потерпит крушение в какой-нибудь безлюдной местности. Возили мы их с собой минимум три года, вот и пригодились... Чай и кофе, а также литр спирта мы тоже берем обычно в багаж - так, на всякий случай.

Странный Дарвин

Отдохнув пару дней, мы вылетели на север, в Дарвин. Очень удивились обычаю кормить пассажиров за деньги в процессе полета. Притом, что авиабилет внутреннего перелета стоит отнюдь не три копейки и даже не сто «баксов», а триста (в оба конца).

Яхты в Дарвине
На севере нас встретила сорокоградусная жара и стопроцентная влажность - стоял сезон дождей. Дарвин оказался мелким городком, заново отстроенным после урагана 1974 года, когда едва ли не все строения унес торнадо. Остались только три деревянных дома, немедленно ставших музейной редкостью и главной местной достопримечательностью.

По прилету глубокой ночью мы приехали в оплаченный по Интернету гестхаус, но выяснилось, что забыли в Москве бумажку с кодом сейфа, где должен был лежать ключ от нашего номера. Пришлось ставить палатку на улице, во внутреннем дворике около бассейна. С утра нас разбудил сотрудник отеля, который не был в курсе ситуации и орал, что вызовет полицию. Мы собрались и побрели в офис конторы по аренде джипов. Там нас ожидало неприятное известие: внедорожник, несмотря на оговоренную ранее в Интернете цену (120 долларов в день), будет стоить на 50 долларов в день больше. Так как у нас на карточках нет депозита в 5000 долларов. Мы поняли, что день не задался, но согласились заплатить. Зато сам автомобиль оказался не просто великолепным, а роскошным для задуманного нами путешествия.

Экспедиционный Toyota Land Cruiser с пробегом всего в 15 000 километров, с большой кабиной на троих и жилым модулем сзади. Крыша поднималась, образуя наверху пространство на два спальных места. Для холодильника стоял специальный аккумулятор, что позволяло не отключать его на стоянках. Снизу была кухня с мойкой, вода в которую наливалась в специальный бак, вмонтированный в машину. Газовый баллон был помещен в корпус, но снаружи, а лавка напротив кухонной стойки превращалась в двуспальную кровать, раздвигаясь, как трансформер. Ни одного электромотора - все, включая стеклоподъемники, механическое. Переключение на полный привод - на колесах. Чувствовалось, что машина надежная, можно сказать неубиваемая. Два бака для горючего (дизельное топливо) обеспечивали пробег в 600 километров без дозаправки. В общем, мы решили заплатить озвученную грабителями из Barklay Rent Car Company сумму и после обеда, затарившись в супермаркете продуктами, выехали на трассу Дарвин - Аделаида.

Квадратное меню

Цены на продукты в Австралии
Продукты - на удивление - стоят примерно так же, как в московском «Седьмом континенте», ну, может быть, что-то слегка (на 30%) подороже. Заметно дороже, чем в России, мясо, рыба и морепродукты. Куры, местный сыр, молоко, сок, картофель, огурцы, бананы, крупы, сахар - не сильно шокировали ценниками. Мы готовились к худшему. Причем молоко - наисвежайшее, супервкуснейшее, я лично такого не пил. Можно было бы питаться молоком и хлебом, что мы периодически и делали.

Закупив в супермаркете продуктов и набив холодильник машины, мы - впервые за три дня - пошли в кафетерий и поели австралийских пирогов. Раньше я думал, что австралпай на Новокузнецкой - это просто такой способ сбыть залежалую армейскую тушенку. Нет! Пироги в Дарвине были точно с такой же тушенкой внутри. Абсолютно такие же, как в Москве, квадратные из слоеного теста. Только стоили не четыре российских рубля за штуку, а четыре австралийских доллара. Конечно, у меня возникло подозрение, что длинная рука российской армейской мафии дотянулась со своей просроченной тушенкой до Австралии. Но доказательств этому не обнаружилось.

К слову сказать, основная пища австралийцев и основа здешней кухни - это бутерброды всех видов и размеров (как-то я насчитал сорок видов в одном кафе) и жареное на гриле мясо. Поесть в кафе супа или, скажем, тушеных овощей с мясом в кафе невозможно. Впрочем, жаренного на гриле мяса, как правило, тоже. Это считается чисто домашней едой. А после пяти вечера все, кроме супермаркетов, вообще закрывается на ночь.

Длинные машины

На трассе машин немного. В Австралии на весь континент всего-то 22 миллиона жителей. И 29 миллионов кенгуру. К тому же мы, как всегда, выбрали самый безлюдный сезон - сезон дождей, когда большая часть живописных проселочных дорог закрыта в связи с тем, что на них можно застрять. А это в Австралии не положено. Туристов практически не было видно, и их автомобилей тоже.

Дорога была бы совсем пустынна, если не считать дальнобойщиков, гоняющих целые автопоезда с тремя - четырьмя прицепами. Чтобы обогнать такую огромную «дуру», идущую на круиз - контроле с ровной скоростью, надо быть зверски отважным и видеть шоссе на пять - семь километров вперед, ибо длина ее - фуры - может быть 150 метров, а может и все 200.

При этом надо иметь в виду, что подъезжать сзади ближе ста метров к этой штуке опасно - из - под колес все время что-то летит и прямо в лобовое стекло - в чем мы немедленно убедились: при первой же попытке обгона на стекле появилась маленькая, но гадкая трещина. Впоследствии пришлось заплатить 375 долларов за испорченное стекло.

Звери: враги и священные животные

Большой серый кенгуру
Австралийцы очень любят своих животных, особенно кенгуру. Но любовь у них странная: в кенгуру они любят хвост, из хрящиков которого делают суп. Остальное мясо тоже любят, но не очень. Оно жесткое.

Обочины шоссе украшают раздувшиеся трупы кенгуру, валлаби, коал и ехидн. Все животные Австралии ночные, над континентом огромная озоновая дыра, и днем особо скакать - дураков нет. Зато ночью эти, по существу, огромные зайцы - ростом с человека - перемахивают изгороди, защищающие шоссе от проникновения коров, и неожиданно появляются прямо перед капотом машины. Затормозить времени, естественно, нет - поэтому в Австралии и изобрели пресловутый кенгурятник - отбойник перед бампером. От мелких кенгуру - валлаби - спасает. От крупных - не очень. Только фуры проносятся, не меняя траектории. По этой и еще нескольким причинам австралийцы по ночам ездят редко, медленно и неохотно.

По мере продвижения к Аделаиде и первой точке нашего маршрута - национальному парку Литчфилд - мы узнали у местных жителей, что кенгуру можно отстреливать. Эти животные едят траву, принадлежащую коровам. А крокодилов отстреливать нельзя, так как никто точно не знает, сколько их осталось, а посчитать трудно. Если крокодил начинает таскать у фермера коров, тот пишет заявление, приезжает спецбригада, ловит крокодила и отвозит его, упакованного в смирительную крокодилью рубаху, в специальную психушку, так называемую Crocodail Farm. Там эти «психованные» крокодилы выпрыгивают из воды на потеху туристам, танцуют и вообще ведут себя легкомысленно, но уже за решеткой. Потом из них делают крокодиловую кожу. А из нее всякие гламурные прибамбасы...

Австралийцы борются с некоторыми животными, как с врагами. Несмотря на то, что сами их и привезли на Зеленый континент. Вот кролики, например. Роют, понимаешь, норы, объедают местных кенгуру. А также - лисы, которых завезли специально, чтоб было на кого охотиться. А они сами начали охотиться на местных животных и довольно успешно. Или верблюды - всю пустыню истоптали, одичав. Привезли их для экспедиций, но потом появились джипы, а верблюдов эти сердобольные люди выгнали со двора. Горбатые расплодились и теперь портят пустыни своим присутствием. Какой кошмар! Едешь по австралийской пустыне, а там верблюд. Как будто в какой-то там Туркмении. Не эндемично это. Не по - австралийски. Также и кошки - сбежали и одичали, охотятся на мелких сумчатых, трупами которых усеяны обочины дорог. Еще врагами человека считаются дикие ослы и лошади. Они тоже сбежали и теперь вытаптывают копытами эндемичные травы. И кустарники. И пейзаж портят.

Всем этим животным объявлена непримиримая война! Но звери пока держатся. При всем при том, сумчатого волка (австралийского тигра), милую полосатую собачку невысокого роста, место которой заняли кошки и лисы, австралы сами уничтожили как вид. Одной только дикой собаке динго вышла амнистия, потому что ее три тысячи лет назад завезли аборигены, а в наши дни она стала священным австралийским животным.

Водопадный литчфилд

К вечеру мы доехали до национального парка Литчфилд. Остановились в нашем отеле на колесах на площадке с информационными стендами и беседкой от дождя при въезде в парк. Я не уверен, что это место предназначалось для ночлега, но, просмотрев все надписи и информационные стенды, мы не обнаружили запрета на остановку, зато наткнулись на туалет и раковину с краном и водой для умывания.

Утром мы отправились в специальное место, где за колючей проволокой рос лес из плоских камней, ориентированных строго с севера на юг. Это геомагнитные термитники. Кроме них там же были обычные термитники, высотой до семи метров, оранжевого цвета. Затем мы прогулялись пару километров по тропе из дощечек - от стоянки машин к смотровой площадке у большого водопада.

Водопады в Литчфилде
Добравшись, наконец, до кемпинга, мы не нашли следов пребывания там обслуживающего персонала. Тогда наш экипаж в гордом одиночестве встал на свободное место в кустиках рядом с бесплатным газовым грилем и беседкой для еды - недалеко от душа и туалета. Закрыли машину и пошли скитаться по экологической тропе к водопаду, мимо озера, по джунглям, где над головами жили летучие собаки, мимо зарослей папоротников, мимо полян с цветущим диким имбирем, по тропке наверх, по верхнему бушу, а потом вниз, мимо красивых попугаев и валлаби, обратно к парковке. Поужинали, а там и дождь пошел - сезон дождей как-никак.

При выезде с кемпинга обратили внимание на столб с неприметным ящиком защитного цвета, в котором следует оставлять деньги за ночлег. По крайней мере, на нем так было написано. Подивившись местным обычаям, мы проехали к следующей группе водопадов. Около них водились рок - валлаби, маленькие, серенькие, с полосками. Валлаби похожи на кенгуру, но немного отличаются. В основном, ростом.

Накупавшись в струях водопада, мы переметнулись на болото, заросшее эвкалиптами. А потом поехали дальше - на юг, на запад, мимо городка Пайн - Крик, свернув у населенного пункта Кэтрин, в направлении столицы Западной Австралии Перта. Ночевали на специально оборудованной ночевке, отмеченной на карте, немного поодаль от трассы. Такие точки построены через каждые 70-100 километров. Там есть запас воды, кран, туалет, мусорный бак, беседка и иногда газовый или электрогриль. Ночевка на подобных стоянках бесплатная, но граффити извещают, что на законном основании оставаться там можно не более суток.

Заметая следы

Мы ехали по трассе. Торопились к озеру Аргайл, это место в пустыне очень красиво - красные скалы, голубое озеро, редкая растительность и отдельные зеленые кусты злаков вокруг. Мы на фото все это видели в Интернете. Сезон дождей - в красной пустыне росла зеленая трава. Действительность превзошла все наши ожидания. Озеро нас околдовало: целый вечер мы просто смотрели на его гладь с высокой береговой скалы и глаз отвести не могли.

Парк Бангл-Бангл
Следующим пунктом программы значился национальный парк Бангл-Бангл, а точнее - знаменитые на весь мир Полосатые скалы Кимберли. В связи с сезоном дождей путь в парк преграждал шлагбаум с небрежно намотанной вокруг стойки цепью - всякими там замками никто себя не утруждал. Табличка Road Closed свидетельствовала о том, что замотано надолго. Мы решили, что если подметем за собой следы после шлагбаума, никто не заметит проникновения, а гипотетический штраф выписывается в виде квитанции, ее надо оплатить в течение трех месяцев. Тоже не смертельно. Особенно если штраф выписан на права, которые все равно пора менять.

Надо сказать, что таблички вешают не напрасно, и нам все же в результате пришлось повернуть назад, так и не насладившись полосками на скалах.

Мы двинулись к началу старой почтовой дороги, ведущей в Перт параллельно хайвею. Табличка о запрете движения висела и там, и тоже не напрасно - через полсотни километров пристойного проселка с лужами дорога уходила под воду какого-то озера или реки на глубину большую, чем наш рост. Так нам показалось, когда мы зашли по пояс в воду. Мерить глубину собой особого желания не было - крокодилы в этих местах представляют реальную опасность. Тогда наша Toyota повернула к морю и свернула в национальный парк Парис - Лагун.

Сквозь орду с крокодилами

В Парис - Лагун мы оттянулись вволю, гоняя по грязи размытых дорог (Пари - Крик роудс, «крик» по - австралийски - ручей), по огромным лужам и вброд через реки по капот в воде. Табличек о запрете проезда не встретили, нигде не застряли, но наснимали видео и фотосессий про преодоление жуткого бездорожья.

Не встретили мы ни местных жителей, ни туристов. Но во множестве были птицы - журавли, цапли, попугайчики - и звери, естественно, валлаби, так как кенгуру на севере Австралии не водятся. Пару раз видели собаку динго, а один раз долго мучили огромного варана, заставляя позировать в боевой стойке. Преодолев путь по проселочным дорогам за трое суток, переправившись вброд через разлившуюся реку Орд с крокодилами, мы замкнули колечко у города Кунурурры. Пополнили запас продуктов и завернули в национальный парк Хидден - Валей.

Оставив внедорожник на стоянке парка, мы углубились в красные скалы в поисках зверушек, но таковых не обнаружили. Переночевали на стоянке (туалет присутствовал, кран с водой, мусорный бак и беседка тоже). На следующее утро повернули назад, в направлении Дарвина, чтобы посетить национальный парк Грегори, который по дороге туда мы проехали без остановок. К нашему удивлению дорога внутрь парка не была закрыта. Довольно долго мы плутали по проселкам Грегори - парка, пока не выбрались к кемпингу у тихих озер русла старой реки. Ни одной человеческой души мы не встретили. В кемпинге нас опять позабавил ящик для сбора платы за стоянку. Погуляв по парку, наснимав красные термитники и толстые баобабы, переночевав в кемпинге, мы продолжили путь в национальный парк Нитмилук.

К данди в Какаду

В Нитмилуке мы долго топали по закрытым (для разнообразия) пешеходным дорожкам по-над водопадами, фиксировали на цифру пейзажи и купались в этих явно бескрокодильих водоемах между верхним и нижним водопадами. Утром нас настиг новый опыт в виде невозмутимого мена с кассовым аппаратом через плечо, который молча подошел, осмотрел нас и машину и выбил чек на 17 долларов за ночлег в кемпинге парка. Непривычные к подобному обращению, мы выдали кэш и захлопнули отвалившиеся от изумления челюсти. Забегая вперед, скажу, что этот случай был единственным и уникальным - во всех прочих кемпингах, принадлежащих национальным паркам, об оплате напоминали только таблички над замаскированными у выезда ящиками.

Попив пива, чтобы снять стресс от этого экстремального происшествия - оплаты кемпинга,мы направились в национальный парк Какаду. Где собственно и снимался культовый фильм про Данди.

Парк был открыт. Туда и оттуда вели три дороги, и на каждой было написано, что необходимо купить билет за 25 долларов, и с ним можно находиться в парке целую вечность, в смысле неделю. Решив, что купить билет еще успеем, мы не стали усердствовать в поисках кассы - и, как выяснилось, не зря. Никаких контролеров и иже с ними, а также касс или чего-либо похожего на кассы нами обнаружено не было, ни на въезде, ни на выезде.

Мы посмотрели рисунки древних аборигенов в одном месте, потом в другом, прогулялись по джунглям и по дорожкам между скал, сфотографировали валлаби и попугаев, шуганули летучих лисиц (от летучих собак они отличаются тем, что морда у них рыжая), попробовали пробраться по очередной закрытой дороге к очередному водопаду, поездили по лужам и трясинам на грунтовых размытых дорогах...

Пробыв в парке трое суток, мы выехали на хайвей Виктория и вернулись в Дарвин. Сдали машину, посмотрели город и магазины в поисках сувениров - бумеранги, дудки для извлечения непристойных звуков, считающиеся у туристов музыкальными инструментами аборигенов, майки и прочее сувенирное барахло.

Общее время путешествия по знойному австралийскому северу составило две недели. На самолете мы вернулись в Мельбурн, чтобы продолжить джипинг по югу Австралии, уже с нашим другом Крисом, на его машине.